+ приход Воскресения Христова + село Карабаново - прот. Г. Эдельштейн: "О чиже, который мал, и о дятле, любителе истины."
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

прот. Г. Эдельштейн: "О чиже, который мал, и о дятле, любителе истины."

читать это (черным-по-белому) и комментировать в ЖЖ

День 5 декабря 2009 года стал для меня днём траура и скорби. В этот день я одержал окончательную и безоговорочную победу над моим многолетним оппонентом, известным историком Русской Православной Церкви, профессором Дмитрием Владимировичем Поспеловским. Не в моих силах смягчить горечь его поражения, не в моих силах что-либо изменить. Некто третий, чьи решения нам не подвластны и обжалованию не подлежат, подвел черту и поставил точку. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II умер и погребен. Ничего нового он не скажет и не сделает.

 

Без малого двадцать лет, вопреки всем фактам, вопреки очевидности, я тайно лелеял мечту, что профессор хоть в чем-то окажется прав, что я хоть в одном пункте заблуждаюсь. Увы, посыпаю голову пеплом. Ни в одном.

 

Полемика вспыхнула в 1990 году. 8 июня газета «Русская мысль» напечатала мою статью «Выборы Патриарха: на распутье или в тупике?» Через два дня, 10 июня, Патриарх был настолован. Д. В. Поспеловский ответил мне в статье «Русская Православная Церковь сегодня и новый Патриарх»1 (Вестник РХД, №130, c. 211-228). Потом мы несколько раз встречались в Москве, в Вашингтоне, в Костроме (Дмитрий Владимирович читал лекции в нашей семинарии).

 

3 мая 1990 года умер Патриарх Пимен. Талантливые, выдающиеся, или просто любимые советским народом писатели, композиторы, поэты, артисты, депутаты Верховного Совета заплакали и зарыдали в самых многотиражных московских и ленинградских газетах о невосполнимой утрате: за полтора-два года до того православное христианство было объявлено самым модным в СССР национальным брендом, вчерашние коммунисты-ленинцы («гвозди бы делать из этих людей!») табунами ринулись в Церковь.

 

Своей статьей о новом Патриархе Д. В. Поспеловский грубо утер слезы всем плачущим и рыдающим: [в последнее десятилетие] «...когда покойный патриарх Пимен фактически был уже не у дел, Церковью управляли его именем временщики, окружавшие патриарха, а временщиками в значительной степени управляла небезызвестная «контора», нередко посредством шантажа...» (Вестник РХД, №130, с. 212) «...личность, возглавлявшая Церковь, патриарх Пимен, была по своей бездеятельности, серости и безвольности вполне подстать личности, возглавлявшей государство и партию. Да и коррупция, окружавшая Пимена, была подстать брежневской. А храмы по-прежнему, хотя и не в тех масштабах, что при Хрущеве, продолжали закрывать и при Брежневе и при Черненко...»2 (там же, с.214)

 

О личности Патриарха и о последнем десятилетии мы не спорили. Я ограничился лишь двумя замечаниями:

 

Во-первых, всё это нужно было сказать, когда Пимен был жив, например, в юбилейном 1988 году, когда он, Поспеловский, был в Москве на Поместном Соборе в составе американской делегации.

 

Во-вторых, Патриарха Пимена окружала не безымянная «коррупция», а рясофорные коррумпированные чиновники. Они по-прежнему сидят в тех же креслах, занимают те же (или более высокие) посты, повязаны с той же «конторой». Ни один «конторщик» пока не был назван ни Вами, профессор, ни новым Патриархом по имени.

 

Но ведь статья в Вестнике РХД была о новом Патриархе и здесь между нами не было единодушия ни в одном слове, ни в одной букве.

 

В этой статье даны четкие и ясные ответы на все мои недоуменные вопрошания. Не только мои, но и митрополита Кирилла (Смирнова), митрополита Иосифа (Петровых) и еще сотни епископов-антисергианцев. Они отвергли «Декларацию о радостях» просто потому, что были невеждами и диссидентами.

 

«Послание (как принято теперь в среде многих диссидентов, не знающих церковной истории) все вины сваливает на сергиевскую декларацию лояльности, в то время как она была простой совокупностью всех заявлений на эту тему патриарха Тихона, во всяком случае между 1922 и 1925 гг. (включая и отрицание мучеников за веру, о чем патриарх Тихон однажды заявил западным журналистам в интервью). Поэтому нельзя называть себя последовательным тихоновцем, предавая «анафеме» митрополита Сергия. Единственные новшества в декларации Сергия и его дальнейших действиях были требование к эмигрантскому духовенству дать подписку лояльности советской власти и слова о том, что радости родины (не Советского Союза, как это часто утверждается, ибо митр. Сергий пользуется женским родом, относящимся к Родине!) являются радостями Русской Православной Церкви и печали ее — печалями Церкви.» (там же, с. 221-222)

 

А мы-то думали до сих пор, несмышленыши, что смерть Войкова и прочих подобных ему мерзавцев — это печаль исключительно Совдепии и ее чад. Оказывается, это печаль нашей Родины и Святой Церкви. Совдепия и Родина — оба слова женского рода. Так бы и писать, тогда бы не было сомнения.

 

Точно тем же методом автор оправдывает всех, кто промышлял иудиным ремеслом. Да, говорит, общеизвестно, не спорю, и митрополит Пимен (будущий Патриарх), и архиепископ Алексий (будущий Патриарх) по вызову или по своей инициативе, без вызова, регулярно ездили к полковнику КГБ и доносили друг на друга, на других собратьев во Христе, на священников, на диссидентов. Так ведь исключительно ради спасения Церкви, не корысти ради.

 

Профессор очень сердится, что я посмел назвать в своей статье митрополита Алексия, кандидата в Патриархи «доносчиком», а потом на трех страницах разъясняет читателям, что в Русской Православной Церкви все — доносчики. Такова многовековая Традиция.

 

«... давайте взглянем на эти пресловутые беседы митр. Алексия в Совете по существу. О чем в них идет речь? Обсуждаются кандидатуры на руководящие посты в Церкви в предвидении скорой кончины патриарха Алексия. Архиеп. Алексий выдвигает кандидатуру митр. Никодима на пост митр. Крутицкого вместо Пимена, указывая на слабости последнего: замкнут, грубоват, слабоволен, «епархией почти не управляет, самостоятельности не проявляет». Главное качество Пимена, что он хорошо, вдохновенно служит, и это приносит ему определенную популярность в верующем народе. Никодима он выдвигает как волевого, умного, самостоятельного и деятельного архипастыря. Приветствует желание Никодима убрать Пимена из Синода, чтобы у Никодима не было конкуренции, когда умрет патриарх. Иными словами, Алексий прочит самого выдающегося архиерея своего времени в патриархи. Это свидетельствует о его озабоченности судьбами Церкви, а не о каком-то злостном стукачестве!» (там же, с. 217) «Другой вопрос: допустимо ли брать себе как бы в союзники чиновников из Совета по Делам Религии, обсуждая с ними кандидатов в патриархи, но, к сожалению, эта традиция в Русской Церкви восходит к Иосифу Волоцкому; а что касается патриарших кандидатур, то их весьма решительно и авторитарно выдвигали еще византийские императоры, а потом и московские цари.» (там же, примечание на с. 217,)

 

Все без исключения члены Священного Синода — стукачи, если кто-то ездил за рубеж — непременно обязан написать отчет в КГБ. Митрополит Николай (Ярушевич) и Патриарх Алексий I (Симанский) постоянно стучали друг на друга.

 

«Кстати, как подчеркивает Валентин Никитин в своей отличной и правдивой статье («Новый патриарх — новые проблемы», «Русская Мысль» 29 июня), в архивах дореволюционного Оберпрокурора Синода найдутся не только записи бесед с членами Синода, но прямые донесения епископов — членов Синода Оберпрокурору.

Возникает, однако, вопрос, почему на Запад попали лишь записи бесед с архиеп. Алексием и митр. Пименом, а в «Гласности» за декабрь 1987 г. оказались только плехановские записи бесед с архиепископом Алексием? В России существует вполне правдоподобное мнение, что документы эти были подброшены диссидентам в 1987 г. теми, кто не хотел избрания митрополита Алексия в патриархи, чтобы скомпрометировать его, представив его дело так, что он служил чуть ли не профессиональным доносчиком. А ведь такого рода компромат можно было пустить в самиздат и на любого другого члена Синода.» (там же, с. 216)

 

Страница за страницей профессор взахлеб расхваливает новоизбранного Патриарха, но, как писал А. С. Грибоедов, «не поздоровится от эдаких похвал». На память почему-то неизменно приходит барон Майгель и его, имеющее очень-очень отдаленное отношение к Церкви, Ведомство, кстати, отличное и правдивое: Minlove, сиречь Министерство Любви.

 

О наших доблестных явных и тайных ЧК-истах, ГПУ-шниках, НКВД-шниках и проч. мы почти не спорили. Часто шутили над несуразностями в текстах. «Неужели Вы, профессор, всерьез полагаете, что традиция обсуждать, как вы пишите, кандидатов в Патриархи с чиновникам СДР, полковниками КГБ, восходит к Иосифу Волоцкому?» Таких шуток хватало на каждую встречу, но спорили мы только о выводах из статьи. Вот они:

 

«И тем не менее, можно понять недоверие к епископату Московской патриархии... При нынешних кадрах всегда остается сомнение: мотивируются ли действия и решения епископа его совестью или он действует по подсказке ГБ? Поэтому, для восстановления доверия новому патриарху необходимо принять по крайней мере следующие меры:

Во-первых, провести подлинный акт публичного покаяния... Надо, чтобы было так, как с архиереями, возвращавшимися из обновленчества при патриархе Тихоне: публичное покаяние перед народом в храме, начиная с патриарха: «Да, мы вынуждены были делать то-то и то-то, простите нас, братья и сестры...»

Во-вторых, должна быть произведена чистка через настоящие церковные суды с исключением из рядов духовенства и церковных деятелей лиц, наиболее запятнавших себя нравственно, нравственно-политически и духовно.

В-третьих, должна быть восстановлена подлинная соборность с выборностью кандидатов в священники и епископы верующим народом.

И наконец, только через подлинные соборы можно надеяться на возможность пресечь зарождающиеся расколы. Собраться на общий собор украинским автокефалистам, РПЦ, остаткам ИПЦ (с местными нео-карловчанами), как когда-то собирались в первые века, без помпы, но и без сроков закрытия, и по-братски обсудить все разногласия, урегулировать каноническую сторону украинской автокефалии и признать ее3, как признали автокефалию грузинскую.

Такими и подобными мерами установится взаимное доверие в Церкви, наступит оздоровление внутреннее, без которого Церковь вряд ли сможет до конца выполнить миссию оздоровления вверенного ей Богом народа.» (там же, с. 227-228)

 

Год за годом я повторял, что ни одна из этих «мер по оздоровлению» выполнена не будет.

- Вы, о. Георгий, не знаете Патриарха4, а я с ним беседовал. Он очень внимательно выслушал все мои предложения и сказал, что оздоровление Церкви — первостепенная задача. Непременно выполнит всё, может быть не сразу.

- Никогда и ни за что ни одного не выполнит.

- Выполнит.

- Не выполнит ни одного.

- Выполнит!!!

 

Покорнейше прошу всех посетителей нашего сайта и читателей этого текста ответить на простой вопрос: сколько выполнил за без малого двадцать лет?

 

Пожалуй, единственный результат всей совокупности «мер по оздоровлению Церкви» Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II (Ридигера) лишь то, что ныне здравствующему Патриарху Кириллу ни один человек, будучи в здравом уме, не дерзнет даже советовать ничего подобного. Ни одной «меры». Ни устно, ни письменно5.

 

И потому, повторю начало, 5 декабря, день прекращения полемики « о личности Патриарха Алексия II» для меня — день траура. И я посыпаю голову пеплом.

 

 

P. S. Чижик вдохновенно щебетал о грядущем преображении, возрождении и расцвете сергианства под омофором пятнадцатого Святейшего Патриарха и всем было светло и радостно. А дятел угрюмо твердил, что все сергианцы друг друга стоят и что пятнадцатый ничем не лучше и не хуже двенадцатого, тринадцатого или четырнадцатого. И всем было противно и мерзко слушать его.

 

 

 

Примечания

 

1 «Вестник РХД» напечатал эту статью Д. В. Поспеловского в разделе «Судьбы России». Это обязывает автора к огромной ответственности. Безусловно согласен, что судьбы нашей Церкви определяют судьбы России. И стагнация нашей Церкви порождает стагнацию России.

2 В последнее десятилетие (1981-1990) личность, возглавлявшая Церковь, Патриарх Пимен, жила в эпоху не только Брежнева и Черненко, но также Андропова и Горбачева. Сам профессор пишет, что «паралич Церкви затянулся на целых первых пять лет перестройки» (с. 213) Какой «паралич», если помпезное празднование 1000-летия Крещения Руси, если зарегистрированы сотни новых приходов, открываются семинарии, печатается религиозная литература, принят новый закон о свободе совести. По каким критериям «паралич» отличается от «возрождения», которое якобы началось десятого июня 1990 года?

3 Только что на Украине прошел Поместный Собор. Однодневный. Как завещал еще в сентябре 1943 г. И. В. Сталин, «проявили большевистские темпы». Поэтому следующий пункт особенно актуален сегодня. «Мало кто знает, что еще пять лет назад митрополит Алексий предлагал в Синоде предоставить Украинской православной Церкви автономию или даже автокефалию, против чего решительно возражал митрополит Филарет Киевский (Денисенко), пользовавшийся полной поддержкой Щербицкого и его мафии. Теперь совершенно ясно что если бы эти предложения были приняты 5 лет назад, не было бы автокефалического раскола на Украине, да и возрождение Унии не носило бы такого массового и бурного (нередко с насилиями) характера в Западной Украине где православие... отождествлялось с «москалями», а последние с коммунистической диктатурой». (там же, c. 219) Кто же помешал Алексию II дать Украинской Церкви автокефалию в последующие 19 лет? М. А. Денисенко мешал, Щербицкий мешал или его мафия?

4 Буду чрезвычайно признателен любому человеку, который сообщит мне, где, когда и кем была опубликована хоть мало-мальски правдивая биография Святейшего Патриарха Алексия II. Десятки газет утверждают, что он стал платным агентом КГБ в феврале 1958 года. Пока никто эту клевету не опроверг. Пишут, что он был женат, ничего зазорного в этом нет, многие святители прошлых веков были из белого духовенства. Что скрывается за упорнейшим молчанием о женитьбе и разводе священника Ридигера? «Хроника текущих событий» сообщала, что в 1988 г. митрополит Алексий (Ридигер) был награжден специальной грамотой за подписью шефа КГБ В. Крючкова за тридцатилетнее плодотворное сотрудничество с «конторой». А почему не знаком «Почётный чекист»?

5 И, пожалуй, последнее. Дмитрий Владимирович Поспеловский настойчиво подчеркивал в 1990 году, что Патриарх Алексий II — «доперестроечный архиерей», отсюда, мол, и все его минусы. Прошел 21 год, мы живем в XXI веке, «перестройка» давно завершена, баба Паня и баба Груня уже её и не припомнят: «Это что ли , батюшка, когда Чудак и Кашперовский по телевизору были, воду в стакане заговаривали?» Покажите мне сегодня, 8 июля 2011 г., хоть одного «постперестроечноего» архиерея. По каким критериям, кроме стоимости стрижки, «доперестроечный» от «послеперестроечного» отличаются? Найдется ли хоть один, кто поддержит, например, выводы из статьи проф. Поспеловского?

    «Кадры решают всё!» И. В. Сталин «Верной дорогой идете, товарищи!» В. И. Ленин

 

 

 

Лицензия Creative Commons
Это произведение, автор которого — священник Георгий Эдельштейн, доступно на условиях лицензии Creative Commons Атрибуция — Без производных произведений
(Attribution-NoDerivs) 3.0 Unported
.
Основано на произведении с karabanovo.prihod.ru.
Разрешения, выходящие за рамки данной лицензии, могут быть доступны на странице karabanovo.prihod.ru.

 

КОММЕНТИРОВАТЬ В ЖЖ

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

МЕДИАБАЛЕРИНА И МЕДИАСТАРЦЫ

ВО ИМЯ ПРАВДЫ И ДОСТОИНСТВА ЦЕРКВИ

ВОЗРОЖДЕНИЕ РПЦ

 


Назад к списку

Share |
Каталог православных сайтов